Арт-сообщество «Аэрарий»: «Действовать вместе не так страшно»

Сочинская арт-самоорганизация «Аэрарий» возникла лишь в апреле этого года, но уже успела отметиться двумя десятками выставок и иных проектов – лекций, экскурсий, встреч.

«Аэрарий» – это художники Олег Корчагин, Ольга Егорова, Лилит Матевосян и Андрей Кузнецов.

Лилит Матевосян, Олег Корчагин и Ольга Егорова в мастерской, фото Андрея Кузнецова

Все они работают самостоятельно в разных медиумах – живопись, графика, фотография, видеоарт – в поле современного искусства, но объединились, чтобы делать что-то вместе, быть сильнее и менять ситуацию в сфере искусства в нашем городе. Многое им уже удалось – последние выставочные проекты «В будущее возьмут не тех» и «Еще без названия» собрали более сотни гостей. Традиционное музейное пространство всё больше утрачивает монополию на посредничество между художником и зрителем. А проекты вроде «Аэрария» обращены напрямую к человеку, разговаривают с ним на одном языке, борются с иерархиями и условностями, которые до сих пор транслирует традиционный музей.

В прошедшую субботу, 7 ноября, сообщество «Аэрарий» совместно с проектом «Портал» провели открытие персональной выставки фотографий Лилит Матевосян «Три истории». Выставка продлится до 21 ноября.

Участники арт-сообщества «Аэрарий» специально для «Диалога сообществ Сочи» рассказали о своих стратегиях работы, значении коллективности и искусстве как способе отношений с миром.

Проект «Оранжерея», фото Лилит Матевосян

— Каждый из вас самостоятельный художник, со своей творческой биографией и узнаваемым авторским почерком, зачем каждому из вас понадобилось собираться в самоорганизацию и что вам даёт это объединение в сообщество? 

Олег: Любой художник, даже гипернезависимый, живёт в социуме и нуждается в зрителе, в обществе единомышленников, друзей и других художников. Самоорганизация – это вид совместного творчества, который помогает разжечь искру в поиске новых идей. К тому же, так даже легче реализовывается коммуникативная функция искусства.

Оля: Это даёт, в первую очередь, возможность осуществлять задуманное. Очень сложно в одиночку организовывать выставки, лекции, мастер-классы. В команде это становится реальным. 

Лилит: Действовать вместе не так страшно, и получается достичь большего. Да это и просто веселее. Всегда есть поддержка, адекватная критика, возможность работать в коллаборации и развивать свои способности в чём-то новом. Мы делимся друг с другом своими навыками и знаниями.

— Все ваши проекты пока что проходили вне государственных выставочных институций или традиционных выставочных площадок. Иногда в самых неожиданных местах, таких как оранжерея. Это сознательная стратегия или вы бы хотели/не отказались выставиться в государственном музее, если будет такая возможность? 

Олег: Выставляться в неожиданных местах – это давняя стратегия различных современных художников. Работа с необычным пространством и его трансформация посредством современного искусства всегда интересна. Но мы бы не отказались выставиться и в государственном музее.

Оля: И «неожиданные места», и государственные институции имеют свои плюсы и минусы. Главное преимущество «невыставочных» пространств – это свобода действий и эксперименты в плане экспозиции. Так как в Сочи пока нет музея современного искусства, который подразумевает современный подход к выставочным проектам, то мы пробуем себя в заброшенных индустриальных пространствах, оранжерее, барах и других местах. Это всегда интересно и неожиданно. Но мы не прочь выставиться и в музее или галерее, если будут такие предложения. 

Экскурсия по выставке «В будущее возьмут не тех», фото Андрея Кузнецова

— Есть ли вообще в планах любая коммуникация с государственными и муниципальными институциями?

Олег: В планах-то есть. И не только с местными. Но год полон неожиданностей и спонтанности в связи с пандемией. Стоит ли строить планы, которые могут разрушиться.

Лилит: С мая мы в таком приятном, но быстром ритме работы, что не успеваем продумать и прописать все возможные идеи про коммуникации. Закончив один проект, мы получаем предложение о работе над другим. Сейчас важнее понять, какой у нас может быть интерес в работе с государственными институциями. Мы за диалог, в любом случае. 

— Самая запоминающаяся или важная для вас выставка/проект «Аэрария» за полгода существования проекта?

Лилит: Все наши выставки — это открытия и победы. Но сейчас для меня важна последняя выставка «Еще без названия» — на ней мы проработали все прошлые ошибки и отработали находки.

От выставки к выставке мы всё больше экспериментируем, объединяемся и находим новые смыслы. Наше сообщество возросло уже в три раза, и удивительно открывать для себя новых авторов и узнавать зрителей. Мы уже второй раз проводим экскурсии по выставке в формате медиации, этим опытом с нами поделились наши коллеги из музея «Гараж» в Москве. Каждый раз убеждаемся, что мы выбрали идеальный формат диалога со зрителем. 

Олег: Мне лично дороги все наши выставки. Но последняя – «Ещё без названия» — особенно важна, так как на ней я впервые выступал в качестве фотографа своим проектом «My gallery of temporary art».

Оля: Я не могу пока выделить отдельную выставку или проект, потому что каждый из них – это новый шаг вперёд.

Экскурсия по выставке «Ещё без названия», фото Ольги-Екатерины Кирилловой

— Проекты «Аэрария» проходят с довольно высокой частотностью – несколько выставок и проектов в месяц. Это тоже часть сознательной стратегии?

Олег: И да, и нет. Хорошо, когда есть активность в художественном процессе. У нас разные её формы. Но и паузы для накопления энергии и осмысления себя и действительности тоже нужны.

Оля: Не знаю, можно ли назвать это стратегией. То, что мы делаем, это лишь малая часть того, что мы хотели бы делать. Пока что всё соответствует нашим ресурсам. Было бы у каждого из нас по шесть рук, более-менее стабильное финансирование, ещё чаще бы что-то устраивали.

— Я заметила, что вы довольно часто артикулируете в текстах свою деятельность как просветительскую. Так ли это и нужно ли художникам воспитывать зрителя посредством искусства?

Олег: Сегодня быть художником – это значит расширять границы своих возможностей. Но зрителя нужно не воспитывать (публика ведь не дура) посредством искусства, а заинтересовывать им.

Оля: Просвещение – это же не обязательно воспитание. Лично я чувствую нехватку в нашем городе лекций по современному искусству, а также вижу достаточное количество тех, кто им интересуется. Понятно, что интернет может помочь каждому. Но живая лекция, концентрация на конкретной теме, возможность задавать вопросы – это всегда намного интересней. Очень бы хотелось приглашать лекторов из других городов. Но на это нужен бюджет.

Лилит: Я уже упоминала про идеально найденный формат диалога со зрителем — медиацию. Он в меньшей степени про просвещение, а больше про чувство самого зрителя на довольно «непонятной» выставке. Нам не так легко говорить про просвещение, но этот путь точно нужно пройти. Организовывать лекции, общаться со зрителем на выставках, отвечать на сложные вопросы. Тут еще важно сказать, что все участники самоорганизации «Аэрарий» — художники, среди нас нет профессиональных кураторов и критиков.

Медиация на выставке «Ещё без названия», фото Екатерины Серовой

— Есть ли у вас стратегические планы, например, на год вперед, либо вы мыслите свою деятельность от выставки к выставке? Вообще Аэрарий ставит перед собой некие цели, например, создание аудитории, либо для вас важен сам процесс?

Олег: Стратегические планы на год? Сейчас многое непредсказуемо. Сколько таких планов сорвалось. Мы развиваемся от ситуации к ситуации. А создать свою аудиторию мы сможем только вместе с аудиторией. В процессе деятельности. Поэтому нам важен сам процесс.

Оля: «Аэрарий» появился во время карантина, когда все перестали строить планы. Сейчас ситуация такая же – никто не может сказать что-то определённое. Поэтому живём сегодняшним днём. Всё по большей части происходит спонтанно. А цели мы, конечно, ставим. Хочется, чтобы наша деятельность привела, в конце концов, к тому, что в Сочи появится музей современного искусства. 

Лилит: Мы любим мечтать вместе и стараемся строить только запредельно невозможные планы (в хорошем смысле этого слова). И если даже один пункт из этих планов осуществится — это будет победа! 

— Как изменился культурный ландшафт города в последние годы, на ваш взгляд? Какие тенденции можете отметить? У меня лично есть ощущение некого регресса — закрытие проектов ЦУМИ, Praxis, Sochi Art Space как выставочной площадки. В музеях города концептуальное или просто актуальное искусство тоже явление все более редкое. 

Олег: Да. С одной стороны, есть ощущение регресса. Но с другой — есть явно запрос на совриск (современное искусство, — прим. ред.).  Ведь в нашем городе накапливается всё большее количество интересующихся им.

Оля: Да, наблюдается регресс, а где-то просто стагнация. И, по-моему, именно «Аэрарий» этот самый культурный ландшафт и начал менять. Шаг за шагом. На последней выставке большая часть публики была нам не знакома. А это значит, что проект вышел за рамки междусобойчика или тусовки друзей, что меня очень радует.

Выставка «Мы не спешим и никуда не торопимся», фото Ольги Егоровой

 — Занимаетесь ли вы осмыслением Сочи как территории и стоит ли у вас задача работы с местной идентичностью, спецификой города в своем искусстве?

Лилит: С самого нашего открытия мы делали акцент на работу с локальными художниками и авторами, которые сейчас живут в нашем городе. Все наши выставки можно рассматривать и как переосмысление пространств, чаще всего заброшенных или утративших свои изначальные функции. А это рождает, конечно, и переосмысление специфики, и поиск идентичности. Это не совсем задача, но мы чувствуем, как мало сказано про Сочи на самом деле. Я думаю, многие запомнили выставку «Мы не спешим и никуда не торопимся» благодаря этой фразе, которую многие прочувствовали как свою.

— Вы себя позиционируете как самоорганизованное сообщество, а можно ли вступить в Аэрарий? Насколько вы открыты новым художникам?

Лилит: Вступить можно, если вы умеете работать в команде, разделяете наши взгляды и понимаете процессы, которыми мы занимаемся, готовы много и упорно работать, делать невозможное и находить деньги на создание проектов. 

Олег: Мы за сотрудничество и за коллаборацию. Мы открыты новым художникам, но у нас есть определённые критерии отбора.

Оля: Мы работаем с другими художниками, приглашая их к участию в выставках, например. Вступить в «Аэрарий» – это значит брать на себя все те организационные моменты, которыми мы сами сейчас занимаемся, а это большой труд и огромное количество времени.

Подготовила Татьяна Уколова

Читайте также: